Адвентизм: Начало «мирового пророчества»

Print Friendly, PDF & Email

Сергей П.

для masimovasif.net

Родословная адвентизма (от лат. adventus — пришествие) берет начало в первой половине XIX столетия в Северо-Американских Соединенных Штатах. Именно на американской земле впервые прозвучала проповедь, с которой начинает свой путь христианское течение, получившее впоследствии широкое распространение во многих странах мира.
Современные приверженцы адвентизма пытаются объяснить возникновение этого религиозного течения «божественными» причинами, характеризуя его как «великое религиозное пробуждение», предсказанное новозаветными пророчествами, пробуждение от многовекового сна, в котором пребывала христианская мысль. Как и представители других религиозных направлений, апологеты адвентизма претендуют на истинность и непогрешимость вероучения этой христианской секты, считают свою веру единственно правой, непосредственно связывая ее с откровением божьим.
Однако, обращаясь к истории адвентизма, нетрудно видеть земные корни этого христианского течения, земные причины, вызвавшие его к жизни. Эта история начинается более столетия назад…
В один из летних дней 1831 г. в молитвенном собрании баптистской общины в небольшом городке Нижний Хэмптон (штат Нью-Йорк) царило необычайное возбуждение. Причиной тому была проповедь Вильяма Миллера, который объявил, будто ему удалось вычислить точную дату второго пришествия Христа, предреченного в новозаветных писаниях. По словам Миллера, 21 марта 1843 г. должно было состояться великое событие, которого в течение многих столетий ожидали миллионы верующих. Этот день должен был стать последним днем земного мира, началом новой жизни истинно верующих христиан.
Американские газеты разнесли сенсационную весть во все концы континента. Возбуждение охватило приверженцев самых различных религиозных направлений, для которых отдаленная мечта христиан показалась близкой и досягаемой реальностью. В короткое время имя Миллера завоевало широкую популярность среди многих верующих. Первые последователи новоявленного пророка преклонили перед ним колени, дав обет следовать за ним, возвещая повсюду его пророческое слово.
К определению даты второго пришествия, как отмечают биографы первого адвентистского пророка, он пришел в результате многолетнего тщательного изучения Библии и прежде всего ее пророческих книг. В 1818 г. Миллер записывает в своем дневнике, что «через 25 лет… должно закончиться все современное состояние».

Четыре года спустя он составляет так и оставшийся в рукописи свой «компендиум веры», в котором заявляет: «Я верую, что второе пришествие Христа близко, что Христос в некоторой степени стоит перед дверью, что пришествие последует в течение 21 года, в 1843 г. или перед ним. Я верую, что прежде, чем Иисус в господстве придет, все сектантские вероучения будут рассеяны во все стороны света, и никто не сможет выдержать, ибо это на слове господа бога основано».
Проходит еще девять лет, прежде чем Вильям Миллер выступает с публичной проповедью, в которой говорит о своем открытии. Не ограничиваясь живым словом к верующим, он выпускает брошюру «Доказательства священного писания и истории о пришествии Христа в 1843 г. и его личном царствовании в течение 1000 лет». А вслед за ней — объемистую книгу «Доказательства писания и истории о втором пришествии Христа в 1843 г., изложенные в обзоре докладов».
Перелистывая пожелтевшие страницы этих писаний, нетрудно видеть, насколько наивны доводы Миллера. Надо было очень хотеть поверить во второе пришествие Христа, чтобы принять безоговорочно это пророчество.
В своих немудреных расчетах Миллер прежде всего опирался на пророческие тексты из библейской Книги пророка Даниила. Как указывалось в писаниях Миллера, он обратил внимание на содержащиеся в этой книге слова:

«И отнята была у него ежедневная жертва и поругано место святыни его. И воинство предано вместе с ежедневною жертвою за нечестие, и он, повергая истину на землю, действовал и успевал. И услышал я одного святого, говорящего, и сказал этот святой кому-то вопрошавшему: «На сколько времени простирается это видение об ежедневной жертве и об опустошительном нечестии, когда святыня и воинство будут попираемы?» И сказал мне: «На две тысячи триста вечеров и утр и тогда святилище очистится (Даниил, 8, 11—14).

В этом малопонятном тексте и была сокрыта, по словам Миллера, тайна второго пришествия. Ключ к определению дня пришествия, полагал он, в указании на 2300 вечеров и утр, которые следует понимать как 2300 земных лет.
Итак, Христос явится через 2300 лет. Но с какого времени следует начинать отсчет? На этот вопрос первый адвентистский пророк попытался найти ответ в той же Книге Даниила в словах:

«Семьдесят седьмин определены для народа твоего и святого города твоего, чтобы покрыто было преступление, запечатаны были грехи и заглажены беззакония, и чтобы приведена была правда вечная и запечатаны были видение и пророк, помазан был святый святых. И так знай и разумей: с того времени, как выйдет повеление о восстановлении Иерусалима, до Христа-владыки семь седьмин и шестьдесят две седьмины» (Даниил, 9, 24—25).

Отсчитав 70 седьмин, или 490 лет, вспять от того времени, когда, согласно евангельским рассказам, был казнен Иисус Христос, Миллер получил дату — 457 г. до н.э. В этот год персидский князь Артаксеркс дал разрешение на возобновление богослужений в Иерусалимском храме. От 457 г. до н.э. Миллер и повел отсчет 2300 лет. Дата второго пришествия Христа выпадала у него на 1843 г.
Сознательно или несознательно, при своих расчетах Миллер произвел грубую подтасовку. Ведь в Книге Даниила говорится, что время «до Христа-владыки» следует отсчитывать «с того времени, как выйдет повеление о восстановлении Иерусалима». Такое повеление было дано персидским царем Киром в 538 г. до н.э. Но это, видимо, не устраивало новоявленного пророка. Его больше устраивал 457 г. И он подменяет в своих расчетах год подписания указа о восстановлении Иерусалимского храма годом, когда было дано разрешение возобновить богослужение в храме.
Несмотря на эти неувязки, расчеты Миллера оказались убедительными для многих верующих. Это можно объяснить, с одной стороны, тем, что перспектива близкого разрешения от жизненных тягот, перспектива близкого счастья была слишком радужной для отчаявшихся людей. Отсюда некритическое восприятие пророчества о пришествии Христа и тысячелетнем царстве для праведников.
С другой стороны, пророчество Миллера по форме было созвучно образу мышления тех, к кому оно было обращено. Как отмечает советский историк А. Клибанов,

«в данном случае Миллер считался с особенностями мышления той среды, к которой принадлежал сам и мироощущениям которой он придавал религиозное выражение — с исторически обусловленным эмпиризмом своих сограждан. Люди «дела», крупного или мелкого, они верили в силу факта, конкретного доказательства, и без доли «трезвости» никакая, хотя бы и теолого-мистическая теория не могла иметь в их глазах ни цены, ни успеха. Сознательно или интуитивно, но в своих эсхатологических расчетах Миллер считался с характером мировоззрения американских крупных и мелких буржуа, которым присущи были эмпиризм, практицизм, утилитаризм».

Основанный на Библии математический расчет, обращение к историческим «фактам» свидетельствовали в глазах верующих о «научном» подходе Миллера к определению даты осуществления пророчества о втором пришествии Христа. А это действовало магически на мистически настроенных людей и опять-таки способствовало некритическому восприятию пророчества Вильяма Миллера.
1843 г. был назван Миллером, годом второго пришествия Христа. Для большей убедительности он выдвинул целый ряд иных аргументов, якобы подтверждавших его пророчество. Он заявил, что на близкое пришествие Христа указывают знамения на «солнце, земле, луне и небе», как о том предрекала Библия словами пророка Иоиля:

«И покажу знамение на небе и на земле, кровь и огонь и столпы дыма, солнце превратится в тьму и луна — в кровь, прежде нежели наступит день господень, великий и страшный» (Иоиль, 2, 30—31).

Такими знамениями Миллер называл полное солнечное затмение 19 мая 1780 г. и «великое падение звезд» 13 ноября 1833 г. В действительности же это был метеоритный дождь — явление не столь редкое в природе. Однако приверженцы Миллера увидели в нем нечто сверхъестественное… «Мы объясняем огненный дождь… как ужасную картину, верный предвестник, милостивое знамение перед великими и страшными днями, которые увидят обитатели земли…» — писали они в одном из первых адвентистских изданий.
К знамениям было отнесено и довольно редкое явление в Соединенных Штатах Америки северное сияние в январе 1837 г., а также знаменитое лиссабонское землетрясение 1755 г., в результате которого погибли десятки тысяч людей. Это были естественные явления, которые находят вполне убедительное научное объяснение, но в сочетании с расчетами Миллера они приобрели для верующих смысл «божественных» знамений.
В писаниях адвентистских авторов рождение адвентизма именуется «великим религиозным пробуждением», начало которому положила проповедь Вильяма Миллера. Проповедники адвентизма утверждают, что истина была открыта Миллеру по воле небес. Однако в действительности возникновение адвентизма, как и любого другого религиозного течения, было обусловлено чисто земными причинами, в силу которых были созданы условия для его зарождения.

Наверх